• Home page
  • Russian version

My travels


America / May 2008

«Есть такая компания 3М»

Есть такая компания 3М. Она выпускает столько всего разного, что только перечисление всех ее патентов за последние десять лет заняло бы сотни страниц убористого текста. Есть у нее стоматологическое подразделение 3М-ESPE, которое время от времени берет и устраивает какую-нибудь революцию в современной стоматологии. На этот раз они замахнулись так далеко в будущее, что для того, чтобы объяснить стоматологам всех стран, насколько это круто, пришлось приглашать по паре «опинионов» из каждой страны и устраивать крутой симпозиум. «Опинионы» — это сленговое обзывательство сотрудниками фирмы 3М стоматологов, которые считаются ведущими специалистами в своей области, так называемые «opinion leaders». Как я уже говорил, приглашали по паре стоматологов от страны. Сразу оговорюсь, что приглашали их не по паспортным данным и явно не по графе «национальность», но так уж получилось, что Россию представляли два «русских опиниона» — Агаджанян Эмиль Гургенович и Орджоникидзе Гиви Зурабович. Обе фамилии ни разу не были произнесены за все время визита ни одним иностранцем за явной невозможностью воспроизведения. Зато запомнили нас там очень хорошо. :-)

Компания 3М — фирма серьезная, поэтому нам заказаны были билеты на самолет исключительно бизнес-класса, а внутри Америки даже первого класса. Но вот тот, кто заказывал их, явно был не совсем в ладах то ли с географией, то ли с компьютерной грамотностью. Гиви почему-то улетел на самый юг страны — в Атланту, а оттуда летел на самый север в Миннеаполис. А мне вообще удружили, устроив три самолета в один день, Санкт-Петербург-Франкфурт, Франкфурт-Чикаго, Чикаго-Миннеаполис. Хотя явно можно было уложиться в два. Зато я смог оценить качество бизнес-класса разных авиакомпаний в разных странах. Бизнес-класс Люфтганзы Санкт-Петербург-Франкфурт сильно удивил тем, что, кроме бизнес-зала в аэропорту «Пулково-2», вообще мало чем отличался от эконом-класса. Мы стояли в той же очереди на раздевание и ощупывание, никто не собирался пропускать вперед бизнес-класс, в самолете нам давали пить и есть практически то же, что и эконом-классу, в общем, я не понял, за что 3М заплатила такие деньги, разве что за то, чтобы я в бизнес-зале поел чипсов и посмотрел телевизор. Правда, со мной в одном ряду сидел игрок «Зенита» Алехандро Домингес, который, судя по всему, вез на историческую родину золотую медаль Кубка УЕФА-2008. Это несколько скрашивало мне полет тем, что я всю дорогу пытался вспомнить, как его зовут. Естественно, что не вспомнил, ибо и не знал, но дома посмотрел на официальном сайте клуба и убедился, что это был он. С ним все время все фотографировались, иначе я бы его даже не заметил. Да, совсем забыл, в бизнес-зале еще было спиртное без ограничения. Многие там, по моим наблюдениям, таким образом окупили свою поездку в бизнес-классе еще до взлета. Но я-то не пью, так что сидел тихо и грустно и жевал чипсы, как корова сено. Было бы не так грустно и скучно, если бы был Интернет. Сразу скажу, бесплатного Интернета не было ни в одном аэропорту, что меня сильно удивило и огорчило. Даже в полудиких странах, типа Арабских Эмиратов (шутка), вопросов вообще не возникало, Wi-Fi Интернет чуть ли навязывали бесплатно, нужно было только ввести номер рейса и еще что-то. Ни в Чикаго, ни во Франкфурте, ни в Миннеапполисе ничего подобного и близко нет. Сетей штуки три, и все сразу требуют ввести все секретные данные твоей кредитной карты, включая пин-код. Ну не люблю я вводить пин-код своей кредитки неизвестно где неизвестно кому. Вопрос не в том, что денег жалко (хотя 10 долларов за 24 часа — цена явно грабительская), просто современный уровень пиратства и хакерства вполне позволяет перехватить и не такие секреты. В общем, от бизнес-класса Люфтганзы я ожидал куда большего. Справедливости ради скажу, что перелет Франкфурт-Чикаго был куда приятнее в плане обслуживания. И вход отдельный, и кресла удобные, и кормили замечательно. Но первый класс в Америке — это что-то с чем-то!!! Бизнес-зал не предоставляется вообще! Только членам каких-то сект типа «Red Carpet» по каким-то картам. То, что у тебя билет первого класса, оказывается, на местных авиалиниях не дает тебе вообще никаких преимуществ, кроме прохода в самолет в первую очередь. В самолете за полтора часа дали выпить воды либо соку два раза. Кресло, правда, было чуть шире, чем в эконом-классе, вот и все привилегии. За что 3М платила страшные деньги, не знаю! Так что летел я целые сутки почти, прилетел уставший и очень хотел спать, т.к. вышел из дома в 4 часа утра, справедливо считая, что спать ложиться вообще нет смысла, все равно сразу вставать. Надеялся отоспаться в самолете, но почему-то не получилось.

В аэропорту мною сразу был замечен большой стол с красивой бегущей электронной надписью 3М, сложно было пройти мимо. Нас набрали три человека из разных стран и повели в микроавтобус. Из автобуса выскочил худой человек в черном-пречерном костюме, с короткими стриженными почти под ноль черными волосами, в черных очках, в огромных черных ботинках и в черном галстуке. Выглядел человек, как охранник местного президента, не меньше. Нас представили друг другу: «знакомьтесь — это Синди»… Я сначала поперхнулся и чуть было не открыл рот, чтобы спросить, почему у мужика женское имя, но вовремя заметил, что два других доктора сразу стали разглядывать птичек и облака и что-то насвистывать, и не стал влезать с глупыми вопросами. В общем, это была женщина, просто она была как бы слегка «в образе». Тамошние водители — это вообще отдельная тема, на которой я еще остановлюсь. Теткомужик — это еще не самый тяжелый случай.

Отель был роскошный, кровать была такой ширины, что в ней реально могли бы поспать человек пять средней толщины и длины либо цирк лилипутов в полном составе. На столе лежала коробочка, на которой была приклеена бумажка с моим именем и фамилией. Внутри коробочки оказался КПК «I-PAQ». На нем тоже была приклеена бумажка с моими данными. Когда я его включил, то на экране опять появились мои имя и фамилия. В нем оказалось уже закачано расписание всех мероприятий симпозиума в календаре с напоминалками, море всякой информации, профайлов и что-то еще, чего я еще даже не успел посмотреть. Было приятно, что встречают подарками. Я помылся, переоделся и пошел осматривать окрестности. В холле, напротив стола, где приветствовали «участников автопробега», стояли шесть человек (два мужика, две женщины и две молодые девушки) и оживленно болтали по-русски. Я удивился, ибо твердо знал, что из России столько народу прибыть не могло, а Гиви я знал в лицо и отличить его бритую наголо голову от головы девушки нежного возраста могу почти сразу, даже в темноте на ощупь. Потому я подошел, поздоровался и спросил: «А вы откуда все?» На что ближайший мужчина подтянулся, расправил плечи и гордо ответствовал: «Мы отсюда, а вот Вы откуда?» Тогда я понял, что ошибся, извинился и решил идти дальше. Но они смилостивились над иностранцем и решили мне рассказать, как они замечательно тут живут и как им в Америке нравится. Потом они спросили меня, как я собираюсь получать здесь гражданство. Я ответил, что не собираюсь, чем вызвал дикое недоумение. Тогда они спросили, что же я тут делаю и куда иду? Я объяснил, что приехал на симпозиум и иду гулять. Спросил, что здесь можно посмотреть. Они наперебой стали кричать, что посмотреть здесь полно чего, но когда стали перечислять, то я как-то загрустил. «Тут всего в одном блоке от отеля река!», - сказала тетка. Я напомнил, что я из Питера и речку уже видел как-то пару раз. Они согласились, что Нева тоже река, правда, такая грязная и маленькая, не то что их Миссисипи (вот уж где вода далеко не прозрачная от природы!), что ее и сравнивать нельзя. Тогда вторая тетка вспомнила, что напротив отеля есть музей. «Музей чего?», - спросил я. Тетка тоже загрустила и как-то не стала отвечать (я потом у всех спрашивал, никто так толком и не объяснил, я так понял, что музей искусства, но какого, не понял). Тогда мужчина сказал, что я же русский («А як же ш», - ответил я про себя!), значит, люблю хоккей, значит, могу перейти два блока направо и там будет дворец спорта. «А что, там сейчас матч идет?», - спросил я. «Нет, но там иногда что-то бывает», - сказал мужик, уже поняв, что тоже не в тему выступил. Тогда я их успокоил, что просто погуляю вокруг, а так как погода была очень пасмурная, то я решил узнать, в чем можно гулять, я же только прилетел и даже не знал, какая там температура на улице. «А в чем лучше идти гулять? В пиджаке можно или пойти пальто надеть?» - спросил я. Вот тут-то они встрепенулись, глаза у них наполнились жалостью ко мне, за головой взметнулся американский флаг, в холле явно послышался гимн Соединенных Штатов, они положили руку на сердце, расправили плечи и гордо ответствовали (привожу цитату дословно!!!): «Вы в Америке!!! У НАС свободная страна, можно в чем угодно гулять, хоть в джинсах!!!» Я ушел совсем расстроенный, а они улыбались мне вслед. У обоих мужиков не хватало по несколько зубов на верхней челюсти, а у одного не было зубов и на нижней, зато у женщины на премолярах стояли старые штампованные коронки с уже стершимся напылением нитридом титана. Но это я уже так, не в плане осуждения или сравнения, просто профессиональный взгляд вечно лезет куда не надо.

В первый день я обошел вокруг отеля несколько кварталов («блоков») — пусто и грустно. Нашел с трудом заведение, где поел какой-то бутерброд. Больше ничего интересного не происходило, и я ушел отсыпаться, т.к. разница во времени очень и очень ощущалась. Утром мне в номер позвонил только что прилетевший Гиви, и мы уже скоро радостно обнимались в холле и пошли есть: тяжело одному за границей, вдвоем всегда веселей. Т.к. на второй день всеобщая встреча и братание были назначены аж на 18 часов вечера, мы решили дружно поехать в один из самых больших магазинов Америки — «Молл оф Америка». Водитель, который привез нас на микроавтобусе отеля, сказал, что приедет за нами в 17.30, и уехал. Забегая вперед, скажу, он нагло наврал! Мы сразу кинулись в отдел компьютеров. Гиви купил два Макбука, две мыши, два адаптера под I-Phone в машину, хотел купить еще пять таких телефонов, но они как-то сразу кончились. Я не купил ничего, т.к. у меня уже был новенький ноутбук, что меня очень расстроило, ибо Мак, конечно, это очень круто! Ну, как-нибудь в другой раз куплю. А потом мы ходили по всему моллу и искали хоть один бар, где по телевизору показывают чемпионат мира по хоккею. Выяснилось, что американцы не то чтобы не сильно интересовались матчем Россия-Канада. Они просто не подозревали о существовании такого явления, как финал чемпионата мира по хоккею. Мы нашли спортивный бар, в нем была спутниковая тарелка со всеми спортивными каналами, но ни по одному каналу не было трансляции этого матча. Потому мы сели в баре, взяли еды, а брат Гиви слал нам СМС-ки, как только что-то происходило. К нам присоединились два врача из Киева, которые очень сильно болели за сборную Канады. Не потому, что Канада им так нравилась. Нет, им просто русские не нравились. Картина была маслом. Сидят четыре взрослых здоровых мужика и едят. Время от времени один из них хватается за телефон и раздается взрыв эмоций. Причем если двое радуются, то двое других грустят. Потом наоборот. Матч, конечно, был исторический. Когда пришла СМС-ка, что мы проигрываем во втором тайме 1-3, нашему горю не было предела. Украинцы сильно радовались. Зато когда счет стал 4-4, у всех нервы уже сдали одинаково. Мы вышли из бара, и тут пришла СМС-ка «Победа!!!!!!!!!!! 5-4» Нужно ли рассказывать, как мы с Гиви орали на весь молл? Люди шарахались от нас, как от бешеных, и несколько человек, по-моему, побежали звать полицию. В общем, пришлось срочно ретироваться.

В 17.15 мы, как «умные Маши», уже стояли на стоянке и ждали нашего автобуса. Сначала думали, что он уже там давно стоит и бьет копытом, и боялись, что уйдет без нас. В 17.30 мы начали шутить по поводу того, что американцы не немцы и могут опоздать даже на пять минут. Еще через 15 минут мы уже не шутили, а тихо матерились, т.к. после долгого хождения по магазину стоять было как-то тоскливо, хотелось сесть. Нас там набралось человек семь. Иностранцы тупо сели на асфальт, им так привычнее, но мы на асфальте сидеть не хотели и отчаянно пользовались тем, что они не понимают великого и могучего русского языка в самых изысканных его проявлениях. В 18 часов турецкий доктор не выдержал и побежал звонить в отель. В отеле сказали, что машина давно там. Машина действительно пришла, но не автобус, а обычная легковушка. В нее залезли какие-то неизвестные нам люди, и она собралась уехать. Турок подбежал к ней, долго говорил с водителем, после чего машина уехала, а ошеломленный турок передал нам разговор дословно:

— А как же мы?
— Я не знаю.
— Позвоните в отель, пусть пришлют другую машину.
— Я не буду звонить, «not my business».
— А как же мы?
— Я не знаю.
— Но ведь Вы можете с ними связаться?
— Я рулю, я не звоню, «it's not my business».
— Приедете в отель, скажите им, чтобы прислали за нами машину, Вам жалко что ли?
— «IIt's not my business».
— Вы плохой человек.
— Я хороший водитель, я рулю, я не звоню.
— Вы редиска…
— «It's not my business».

Далее следовал непереводимый турецкий фольклор с добавлением русских идиоматических выражений. Вот такой очередной водитель. В общем, мы всемером разместились в двух такси и поехали своим ходом. Про нас тупо забыли и все. Причем мы так и не поняли, чей в данном случае был «бизнес».

Тут не могу снова не рассказать опять-таки про водителя, на этот раз водителя такси, который вез нас в отель. Этот водитель относился к категории «не белых» водителей (нас там все время по привычке сносило на обычное русское «негр», и кто-нибудь постоянно спохватывался, что за это могут и засудить до смерти). И этот водитель тоже не оставил нам шансов забыть его. Как только мы поехали, он начал смазывать себе губы. Я сначала подумал, что, может, у него губы обветрились, но он очень уж тщательно это делал, потом вытирал палец то об штаны, то о сиденье. Причем это повторялось каждые две минуты. Не сразу до меня дошло, что у него это просто нервный тик такой. Но когда дошло, то я начал живо интересоваться процессом и смотреть на него, благо я сидел спереди. А он видел, что я смотрю, и при мне гладить губы не хотел. Как только я отворачивался, он опять начинал мазать губы, но я сразу поворачивал голову, и он отдергивал руку. Так я издевался над бедным водителем половину дороги (злой я был на этих водителей), пока он не плюнул и не стал делать это открыто, просто чуть реже. В конце дороги он вспомнил, что пора заслуживать чаевые и стал интересоваться нашим происхождением. Когда узнал, что мы из России, то сразу же радостно стал кричать, что его дядя учился в Москве в университете. Мы почему-то безошибочно угадали, что он учился в Университете Патриса Лумумбы. Водитель страшно удивился, что мы знаем его дядю, и остаток дороги молчал, подозрительно косясь на нас. Когда мы приехали, то потребовали с него чек за деньги. «Не белый» водитель сразу сделал вид, что английский для него не родной язык, и протянул визитную карточку таксопарка. Мы ему ласково намекнули, что чаевые (типсы) не дадим, пока чек не выпишет. Слово «типсы» на него произвело некоторое впечатление, но нежелание выписывать официальную бумажку все равно было сильнее. «Не белый» подумал, забрал у меня визитку и прямо на ней стал царапать карандашом цифры. Гиви расплатился с ним, а визитку выкинул. Не идти же к администратору гостиницы с претензиями к водителям и требованиями возвращать деньги за такси с таким «чеком».

После этого была торжественная встреча всех участников симпозиума с перемещением в банкетный зал. В банкетном зале всем налили, и сразу стало шумно-шумно. Вдруг раздался громкий звук. Оказалось, что это вице-президент 3М по медицинской части влез на стул и стал держать речь. Мужик выглядел, как настоящий янки с обложки какого-нибудь делового журнала, только на этот раз он стоял на стуле. Речь была такая же настоящая. Быстрая, деловая и очень экспрессивная. Сразу видно было, что человек взял не просто пару уроков ораторского мастерства, а долго обучался с индивидуальным коучером. Правда, больше речей в тот вечер не было, все общались, знакомились, пили и закусывали. Где-то в десять вечера нас с Гиви опять срубило, и мы ушли спать.

Проснулся я, как обычно, в пять утра, часовые пояса не давали спать дольше. После душа и утренних процедур угробил час времени, чтобы выяснить у портье, как мне залезть в Интернет за любые деньги. В номере Wi-Fi отсутствовал, хотя гостиница была явно высокого класса. А в холле Интернет был, но добраться до него было нереально. Какие бы номера комнат и пароли я ни вводил, в инет меня не пускали. Портье долго пытался войти в Интернет в собственной гостинице, чтобы посрамить глупого русского, который элементарных вещей сделать не может, но после десятой попытки понял, что он тоже не может войти. Тогда он послал меня к консьержу. Консьерж снисходительно стал в десятый раз объяснять мне, как работает компьютер, на что я просто протянул ему ноутбук и сказал «давай сам». У него тоже ничего не вышло. Консьержу уже некуда было меня послать, поэтому он просто щедро ввел свой личный пароль, не заметив, что моя машинка автоматически запоминает все пароли. В общем, три дня Интернета, причем халявного, я из них таки вытянул.

Ну а потом нас повезли в Инновационный центр 3М. Я раньше думал, что все уже видел и меня ничем не удивить. Может, и не удивить, но поразить можно. Было такое ощущение, что переносишься в будущее. На входе лежали красиво разложенные камни, прямо из которых лилась музыка, и на всех языках мира раздавалось «добро пожаловать». Когда входишь в холл, непонятно откуда раздается мягкий женский голос, который невыразимо эротично повторяет «Welcome to the 3M Innovation Center». На входе стоят стеклянные мониторы, на которых постоянно меняется картинка, и не сразу понятно, как они работают, просто у потолка спрятаны проекторы, которые дают картинку на специальном стекле. Внутри все сделано из стекла и металла, кругом космическая музыка, особенно в музее. Там же какой-то купол над лежачими креслами, на котором показывают такое же круглое кино. В музее куча столов, на каждом столе куча изделий 3М, каждое из которых достойно отдельного разговора. Какой-то приборчик, который светит на бумагу, и на ней идеально четко отражается совсем не то, что было до этого. В стеклянных пробирках одинаковый белый порошок, который, если посмотреть в этот приборчик, в каждой пробирке становится разного цвета. Два одинаковых с виду стекла, под которые можно подсунуть руку. Сверху подносят лампу. Через обычное стекло руку обжигает со страшной силой, через 3М-овское стекло даже не ощущаешь, что сверху лампа, оно отражает 99% инфракрасных лучей. Две металлизированные бумажки склеивают «обычным» липким пенопластом, после чего просят самого сильного мужика разорвать их. Не вышло и не выйдет, можно только разрезать. Причем не рвутся и тонюсенькие бумажки, и прокладка между ними тоже. В общем, куча всего, половину я даже не понял, что это и как работает. В туалете не нужно открывать дверь, она открывается сама. У унитаза не нужно ничего нажимать, он сам все смывает, как только от него отойдешь, вода сама льется, как только подносишь руки, и все такое прочее. Все это я уже видел в самых разных туалетах, но чтобы все это было в одном месте, такое редко увидишь. В общем, впечатлили, конечно.

Описывать то, ради чего мы все там, собственно, собрались, тоже можно долго и упорно. Сам симпозиум, как и любой другой, полный различными докладами, был научен, академичен, иногда даже излишне. Естественно, что там был Wi-Fi Интернет, причем халявный, поэтому измученные Интернет-голодом «опинионы» бросились сразу читать почту и писать письма. В первый день были исключительно сурьезные научные доклады, например о том, как обучают студентов в тамошнем университете. Было очень интересно, конечно, поэтому большинство сидело, уткнувшись носами в ноутбуки, и читало-писало что-то там. Мы с Гиви развлекались иногда дописыванием фраз, которые неслись с трибуны. Например, когда кто-то сказал «Big boys like big toys», то я не удержался и сразу сочинил и записал в блокнотик продолжение: «and big girls like big boys' big toys». Гиви ржал. Кстати, блокнотики тоже были шикарные. С алюминиевой обложкой. Правда, легкие очень, много за цветмет не выручить. Так мы и коротали время в ожидании «гвоздя программы». Но когда нам показали аппарат для цифрового снятия слепков, вот тут все и «приторчали». Суть такова, что люди замахнулись на то, что больше не нужны будут слепочные массы, ложки, не нужно будет заставлять пациентов мучаться и терпеть, пока застынет слепочная масса во рту. Врачи перестанут снимать слепки по десять раз либо отдавать в лабораторию плохо проснявшиеся слепки. Не нужно будет больше отливать гипсовые модели, опасаться, что будут пузыри, неправильно отольется модель, сломается штампик, неправильно будет отражен уступ и прочее и прочее. Не нужно будет посылать в лабораторию ничего, кроме электронного письма с точным слепком, который можно обработать прямо в компьютере, там же смоделировать колпачок и тут же отфрезеровать его в специальной машине из любого доступного материала. Прямо в компьютере можно будет выверить коронку по прикусу (они замахнулись на то, что и артикуляторы скоро выйдут из моды), а врач получит из лаборатории просто готовую работу на изготовленной специальной машиной пластмассовой модели, которая не может сколоться, не отлиться или как-то еще быть повреждена. Выглядеть теперь все будет так: приходит пациент, ему обрабатывают зуб, потом во рту делают снимки специальной камерой, получают объемное изображение, смотрят, насколько идеально все обработано или проснято. Если не идеально, то дорабатывают и переснимают тот участок, который доработали, и нажимают кнопку. Работа из компьютера ушла в лабораторию, хоть на другом конце света. Через три рабочих дня готовую работу отправляют обратно доктору в красивом пакете с бантиком. ВСЕ!!! В общем, рассказывать про это можно долго. Даже видавшие виды ортопеды (а там мальчиков не было, только серьезные «опинионы») говорили, что «будущее пришло уже сегодня». И если еще пять лет назад все считали, что это все далекая фантастика и стоить такой аппарат будет миллионы, даже если его и создадут, то сейчас все убедились, что через пять лет этот аппарат будет стоять чуть ли не в каждом приличном кабинете и его ориентировочная цена «всего» 25 000 долларов. Со временем цена будет снижаться, а аппарат улучшаться. Уже сегодня новые версии программы выходят каждую неделю, а продажи еще даже не начались. Ориентировочно в Америке их станут продавать уже через год. До России когда дойдет, еще никто не знает, но думаю, что не позднее, чем через три-пять лет. И связано это не с тем, что аппарат нельзя купить, а с тем, что для него нужна отлаженная инфраструктура, которой в Европе пока нет, но скоро будет. Вот так, уважаемые господа стоматологи и не менее уважаемые господа пациенты!

Обратно в аэропорт нас везли на том же микроавтобусе, который возил нас в «Молл». Только водитель был другой. Совсем-совсем не белый, в два раза менее белый, чем предыдущий!!! Сначала он взял у всех чемоданы и отнес их назад грузить, а мы сели в автобус. И тут раздался страшный грохот! Он просто брал чемоданы и изо всех сил забрасывал их в багажник. Канадец, который еще не отошел от разгрома своей сборной по хоккею, флегматично пробормотал «Goodbye my laptop» («прощай, мой ноутбук»), но никто и слова не посмел сказать, ибо могли ведь и в расизме обвинить. Я опять сел на переднее сиденье, о чем скоро пожалел. У этого водителя с нервами было еще хуже, чем у предыдущего. Кроме того, у него была астма, он жутко дышал, свистел, вытирал лицо, дергался и все время отпивал из огромного стакана давно остывший кофе. На середине пути этот водитель тоже вспомнил, что пора зарабатывать себе «типсы», нагнулся ко мне и прорычал с присвистом таким голосом, каким у нас дублируют фильмы ужасов про вампиров: «Ты откуда?» Я сказал, что из России. «Там холодно?», - спросил он. Я сказал, что не очень, так же, как здесь. Он удивился и опять молчал всю дорогу. Больше с водителями в этот приезд я дела не имел. А когда я сел во второй по счету самолет и у меня было 8 с половиной часов на дорогу, то я решил не терять зря времени и написать «краткий» отчет о поездке. Что и сделал.